[Эйпл-Сити: NC-18]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Эйпл-Сити: NC-18] » [окраины города] » [Подворотня]


[Подворотня]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

****

2

Подпрыгнув и подтянувшись на руках, Кира оказался сидящим на бортике балкона первого этажа, что принадлежал какому-то заброшенному дому. Стряхнув весь снег, юноша устроился поудобней и свесив ноги вниз принялся ими весело болтать. К сожалению, обзавестись спутником для достаточно ранней утренней прогулки еще на выходе из Амбреллы, Фрай не догадался. Душа и разум жаждали деятельности, а как говорится "сам себя не развлечешь, никто не развлечет". Хотя тут можно поспорить, но не будем разводить демагогию. Тонкие пальцы молодого человека извлекли из кармана куртки мобильный телефон, пара нажатых кнопочек. Тут Кира поднеся миниатюрный аппарат к губам и давя смешки, начинает надиктовывать голосовое сообщение, закончив данную процедуру, трансген сфотографировал противоположное здание и отправил электронные послания.
Оставалось лишь надеяться, что гнев разыгранного будет не очень силен, хотя к приколам Фрая уже вполне можно было привыкнуть.
Вышеупомянутый же зевнул и потянулся, убрал телефон, но достал сигареты. Вытащив одну из никотиновых палочек, он пристроил пачку рядом на бортике и закурил.

3

офф// надеюсь, мне простят маленькое вмешательство)

Было действительно странно видеть лисицу в городе, населенном по меньшей мере необычными существами. Тем более, что лиса была самой обычной - широкомордая, с распушившейся шерстью, на полусогнутых семенящая вдоль дома, прихрамывая на переднюю лапу. Что привлекало внимание - так это черная повязка на морде, закрывающая левый глаз, нацепленная на лисицу, видимо, со знанием дела. Поминутно животное замирало на месте и пугливо оглядывалось, а потом давала дёру и с минуту неслась по улице, похожая на рыжую яркую молнию среди городской серости.
Что движило лисицей? Исключительно голод. Поразительно мало съестного можно было найти в Эйпл-сити. Иногда приходилось высовывать усы на улицу среди бела дня, лишь чтобы выклянчить или стащить хоть какую-нибудь полуобглоданную косточку. Инстинкты самосохранения давно притупились пустой болью и предательским урчанием в животе. Лисица искала человека. Не вампира, не диклониуса, не мутанта, ни даже оборотня-кицунэ. Человека. Возможно, землянина. Главное - чтобы была в этом человеке хоть доля сочувствия к голодающему в течении трех месяцев существу.
Существо выглянуло из-за угла дома в темный переулок, побрело дальше. Тут было темно и сыро. Смутно ощущалось, как слипается от влаги шерсть. Запах сигаретного дыма привлек внимание. Лисица навострила уши и принюхалась, пытаясь выловить источник запаха. Где дым - там люди. В животе опять жалобно заурчало. Словно сомневаясь, животное засеменило дальше, стараясь держаться тени дома. Да, там был человек. Свесив ноги с балкона, он курил и что-то говорил. Лиса замерла на месте, прислушиваясь в знакомые звуки речи.

4

off: я охотно. х)

Периодически делая затяжки и выдыхая дым, выписывающий причудливые узоры в морозном воздухе, Кира посидел еще немножко, все так же оживленно болтая ногами и мурлыкая про себя какую-то известную, но очень старую песенку. А потом стало скучно и захотелось кофе.
А если сие лукавое создание здесь не появится?  - пришла ужасная мысль, которую заменила другая, еще более ужасная, - А вдруг я уйду, а он придет?
Фрай задумчиво провел рукой по волосам и отправил окурок вниз, умирать на снегу. Решив побыть здесь ближайшие полчаса, парень засунул пачку с сигаретами в карман, поднялся на ноги и попытался перепрыгнуть на следующий балкон, находящийся примерно в полуторахметрах от того на котором он сидел. Затея завершилась не совсем удачно, на скользком бортике следующего балкона ноги поехали и Кира не удержав равновесия, полетел вниз, но довольно ловко сумел приземлиться не на спину, а на четвереньки. Продолжая находиться в том же положении, юноша уже открыл рот чтобы разразиться проклятьями в сторону идиотских балконов и не менее идиотского льда, но в этот момент взгляд сфокусировался на каком-то небольшом существе, пялящемся на него.
- ой, кис-кис-кис... - трансген с детской непосредственностью попытался подозвать к себе существо, которое через пару секунд идентифицировал как лисицу. Конечно Фрай был наслышан о кицунэ, но ранее вот так, почти нос к носу ему с ними сталкиваться не приходилось.
- такой худенький...

5

Со слабым интреесом лисица наблюдала за человеком. Он, кажется, пока не заметил её - по крайней мере, не вел себя агрессивно, не говорил, даже не поворачивался. Только продолжал дымить. Рыжее существо недовольно сморщило нос, принюхиваясь к воздуху. Незнакомец шевельнулся; лиса напряглась, готовая в любой момент дать дёру. Тем временем парень принялся карабкаться на бортик, а вскарабкавшись, явно приготовился к прыжку. Лисица неуверенно поспешила вперед, рассчитывая что расстояние между ними увеличится, а не подойдя ближе, она может потерять его из виду.
Почти в тот же момент человек поскользнулся и полетел вниз. Животное шарахнулось назад и с тихим боязливым писком спряталось за сточную трубу, только мелькнул рыжий с белой крапинкой хвост. Лиса ожидала глухого стука, с каким тело обычно встречается с асфальтом, но этого не было - только мягкий шелест совсем-совсем рядом, скрип снега и шум дыхания. Недоумевая, животное высунуло нос из-за трубы, сверкнув зеленым глазом, и почти тут же метнулось назад, встав боком, как кошка. Она, конечно, ожидала, что человек окажется рядом, что чтобы так близко - протяни лапу и дотронься - нет-нет. От волнения лиса распушила шерсть, пытаясь сделаться еще больше, но стала похожа на пушистый шарик, нежели на серьезного лиса. Только тихое "кис-кис-кис", а точнее, мягкая, вопрошающая интонация голоса удержала лисицу, чтобы не отбежать подальше.
Забавно склонив голову набок, как щенок, существо нерешительно шагнуло вперед, глядя прямо в глаза раскорячившегося на снегу человека. Но стоило ему издать еще пару звуков (из которых позже лис выяснил, что его называют худеньким), как рыжая бестия отпрянула назад и припала на передние лапы, скаля мелкие острые зубы и тихо рыча. Конечно, есть очень-очень хотелось - но кто знает, даст ли этот двуногий хоть что-нибудь, чем можно заглушить голод или кинется на лису с криками? Все же она могла и ошибиться. Если люди были более-менее спокойными сознаниями, то те же мунтанты, или, не дай бог, оборотни попадались исключительно агрессивные. А если еще и оборотень учует родную кровь - то все, пиши пропало.

6

Исчезнув с гостевой площадки террариума в два молнеиносных движения, Лестат уже более спокойным и размеренным шагом двинулся в сторону того самого места, где была сделана фотография Кирой. Тяжелые подошвы оседали вглубь девственного снега, выпавшего ночью и ещё не потревоженного ни одним существом. Кружевные снежные кристаллы, изредка срываемые с подоконников жилых домов, оседали на бледную кожу, с которой практически сравнялись по цветовой гамме, а так же по температуре. Эти фигурные частички зимы не таяли на теле Лионкура, так как сейчас оно имело температуру подстать окружающей атмосфере, а лишь соскальзявали вниз, оседая на одежде.
Несколько поворотов и перед глазами виднеется два объекта: один рыжий и напоминающий млекопитающее, а другой - тот самый горе-напарник, который в такую рань сообщил о работе. Нависнув над Фраем словно тень, Дреган  извлек огнестрельное оружие и направил его на пушистого зверя с черной повязкой на глазу.
- Это и есть наша работа? Или ты опять подобрал какое-то существо, что выглядит словно чеченский ребенок в разгар израильской войны? Хотя... - мужчина вскинул левую бровь и беспристрастно огласил следующий вопрос, хотя в глазах пронеслась искра насмешки, ведь Кира стал для него чем-то уже вроде младшенького подопечного, который постоянно выкидывал неожиданные финты, но именно без них Лестат наверно бы и залег в холодный склеп от скуки. - ..может у тебя новое сексуальное пристрастие?
Изучая животное, Лионкур конечно же понимал, что оно не несло собой сейчас такой угрозы, чтобы подвергать его ликвидации, поэтому прицел был сведен на затылок темноволосого ликвидатора, находящегося на четвереньках.
- Ну... - протянул Дреган без тени улыбки на бледном лице.. - где цель?

7

Встреченный зверек вызвал нескончаемые потоки умиления, которые лишь усилились после того, как лис вздыбил шерстку, превращаясь в огненный  шарик. За несколько мгновений Фрай сумел рассмотреть его получше и на данный момент удивленно раздумывал каким же образом на этом создании оказалась черная повязка на глаз.
Но похоже, что вид Киры не внушал особого доверия ибо звереныш начал скалиться и рычать, хоть пару секунд назад он выглядел совсем по другому. Конечно это было несколько забавно со стороны, но юноша даже не улыбнулся, а чуть вздохнув, отполз назад показывая, что против воли лисенка никаких действий в его сторону он предпринимать не будет. Затем мягко и успокаивающе произнес:
- я не сделаю тебе ничего плохого. ты наверно хочешь кушать? у меня с собой только сигареты, но если ты пойдешь со мной - я тебе что-нибудь куплю. правда я не знаю, что едят лисицы...
Снова вздохнув, юноша принял несколько удрученный вид (наверно такой: ^___^" ) и уселся на согнутые в коленях ноги, упираясь ладонями в снег.  Даа, стоять на четвереньках в подворотне и разговаривать с лисой. Хорошо, что Лестат не видит...хотя, вот и он... - острый слух предупредил о приходе напарника, ранее чем глаза. Можно было резко вскочить и принять вполне пристойный надменно-скучающий вид, но Кира не стал. Ему не хотелось спугивать необычного пришельца, хотя можно было почти не сомневаться, что Лионкур это сейчас сделает.
Подняв голову, трансген несколько сумрачно уставился на вампира, перевевшего пистолет со зверька на него, но потом обаятельно улыбнулся и издевательски выгнув правую бровь, поинтересовался:
- небось ревнуешь, сладкий?
Постепенно улыбка исчезла, Фрай протянул ладонь, мягко отводя пистолет в сторону и проскальзывая теплыми пальцами под рукав плаща Лестата. Пальцы остановились где-то на внутренней стороне холодного запястья ликвидатора, нежно погладили, а потом резко нажали на две каких-то боковых точки. Это не должно было быть больно, скорей щекотно.
Кира убрал руку и с интересом принялся созерцать своего собеседника, который должен был ощущать онемение, растекающееся от кончиков пальцев к плечу и длящееся где-то минут 15-30.
- учебная тревога. - юноша несколько насмешливо поцокал языком, - в нормативы уложился, но... стареешь, Дреган, стареешь. или я оторвал тебя от чего-то такого, что совсем не хотелось покидать? от зеркала например?...
Парень перевел взгляд на то место, где стоял лис, надеясь, что он не удрал.

8

Судя по всё той же мягкой интонации, человек действительно не желал ничего плохого. Лисёнок порычал еще немного, просто для усиления образа большого и злобного зверя, поднялся, медленно помахивая распушившимся хвостом. Он сунулся носом вперед, любопытно пытаясь обнюхать лицо человека, изрека низко порыкивая - мол, я хоть и доверяю, но ты сам тоже не наглей. Тем более, люди всегда пахли чем-то таким кисловатым и почти родным. А еще пахли их эмоции. По запаху можно было определить, кем является существо рядом. В общем, запах всегда являлся "визитной карточкой" всех живых на Эйпл-сити. Но когда лис уже приблизился на расстояние метра, в нос ударил острый запах сигаретного дыма, и животное мигом отпрянуло, забавно чихая и морщась.
Тут и появился второй, внушающий на сто процентов меньше доверия. Сперва лис услышал легкое поскрипывание снега, а потому в панике заметался на месте, навострив дрожащие от волнения уши. Может, это засада, кто его знает? Когда животное уже начало искать "пути отступления", возможные лазы, переулочки, ведущие прочь от этого места, рядом с новым знакомым появился еще один. От него пахло опасностью. Едва уловимо, так вкрадчиво, чтобы можно было уловить запах - не почувствовать, а именно уловить. Лисица отпрыгнула назад, коротко по-собачьи тявкнула и замерла на расстоянии, демонстрируя свои зубы во всей красе. Впрочем, она понимала, что эти попытки напугать сводятся лишь к умилению - как уже доказал тот, с сигаретами - и, возможно, презрению - а именно это или нечто схожее, скорее всего, ощутил этот, кожаный.
На лисицу направили пистолет. Впрочем, для неё эта серая блестящая штуковина была знакома как ничто другое из мира людей. Кицунэ знал - может быть очень больно. От боли можно даже будет сойти с ума. Предвестником острой волны боли будет громкий хлопок. Много кто пытался пристрелить лиса, и только благодаря резкой "смене" сознания животного на что-то более человеческое он могла отреагировать, уклониться в сторону, отпрыгнуть, а не развернуться и помчаться назад, как это сделало бы любое животное, руководствующееся исключительно природным инстинктом. Вот и сейчас в сознании поднималась вязкая горячая волна - первый признак попытки обернуться. Свои собственные мысли, которые лисица осозновать ранее не могла, застучали в висках, как тысячи голосов. Лисьи воспоминания скопом свалились на Цу - а именно так звали его, это лис вспомнил сейчас же. Звуки речи и интонация чужаков медленно связывались в слова, слова - в предложения. Существо - назвать его лисом или человеком пока было невозможно, это походило на нечто среднее - прекратило метаться на месте, пригладило шерсть, спокойно присело на задние лапы и уже осмысленно посмотрело на двух людей перед собой, обернув лапы пушистым хвостом.

9

Вот бледная ладонь мягко отводит дуло пистолета в другую сторону, а затем легким теплом проникает под кожанный рукав. Можно было сейчас очертить визуальный контакт этих двоих, как тонкую нить, ровно протягивающуюся от одного зрака до другого. Вроде бы неожиданное, но все-таки предполагаемое действие и на запястье щелкнули два пальца, словно разрядом слабого тока вдарившие в суставы правой руки. Обескруживающая дрожь молнеиносно пронеслась по нервным окончаниям руки и стала завладать мышцами - тогда то Лестат и подметил, что неплохо было бы спрятать оружие на место, пока оно не выпало и не ударилось глухим эхом о, приправленный снегом, асфальт. Пара движений и металлическое средство защиты и нападения уже покоится под покровом плотного плаща, но рука незамедлительно оседает вниз.
- Довольно-таки важного... Я как раз собирался позавтракать.. - по радужке разбегается особо яркий голубой блеск, а , и без того выдающиеся, клыки начинают прорезаться ещё больше. Эта безобидная выходка пробудила в мужчине зверя, которого он так старательно удерживал внутри.
Нельзя!..
Машинально левая рука крепко сжимает переплетенные черные нити на груди трансгена и притягивает существо почти на уровень своих глаз.
- Фрай.. останови.. - мимолетная просьба о помощи напарника, ради него же самого, а острые наконечники уже достигли своей максимальной величины. Голод дымкой затягивает разум и Драген отчетливо понимает, что здраво мыслит последние несколько секунд. Ближайшая кирпичная стена становится опорой для спины и затылка Киры, а вампир, борящийся из последних сил с инстинктом, уже раскрыл челюсти кожи над овалом лица, плавно переходящим в шею и прикрытым теплым воротом.

10

Взгляд удивленно остановился не на пустом месте, как ожидалось, а на зверьке, который вполне спокойно сидел себе, да еще и обернув вокруг лап пушистый хвост. Юноша улыбнулся и услышав произнесенное Лестатом, Кира с той же беззаботной улыбкой, повернул голову к нему:
- пойдем в .. - предложение так и осталось висеть в воздухе, интригуя своей недосказанностью...
Глаза Фрая чуть расширились от неожиданности, когда пальцы вампира сомкнулись на его свитере (куртка трансгена была расстегнута в обычной манере) и властно подтянули к себе. Первый раз за всю их совместную работу Кира мог ощущать эту нечеловеческую силу на себе, наблюдать , как пронзительно-голубые глаза, веющие холодом, становятся еще ярче, как в них проявляется что-то такое, чего бы он больше не хотел видеть, но опасность всегда манила данное создание, как мотылька на огонек.
Даже не самое нежное соприкосновение затылка с кирпичной кладкой стены дома не смогло вывести ликвидатора, продолжающего отрешенно вглядываться в глаза Лестата, из некого оцепенения. Но все таки какие-то инстинкты сработали: правая рука уперлась в грудь Драгена сначала в попытке оттолкнуть, а затем кисть просто легла в то место, где за слоем плоти и костей отчаянно стучало сердце. А ведь если подумать, то это всего лишь кусок фиброзно-мышечных тканей, обеспечивающий ток крови по кровеносным сосудам, ни больше, ни меньше. Слегка голубоватый холодный свет начал просачиваться из под ладони. Кира буквально слышал как кровь или ее подобие, стоящего напротив него существа, замедляет свой ход, постепенно останавливается, еще немного и застынет, все глубже и глубже становятся промежутки между нервными ударами сердца. Анабиоз, то самое состояние, в котором все видимые проявление жизни уходят, спячка.
Требовались секунды для того чтобы тело вампира безвольно сползло к его ногам, но у него уже не было даже их.
Подняв левую руку, Фрай сдвинул горло свитера, обнажая беззащитную шею с голубоватой пульсирующей жилкой, выделяющейся на бледной коже и поддался вперед, уже прямо таки вынуждая Драгена, вонзить клыки в своего напарника.
весьма странное ощущение... когда чувствуешь, что с чьим-то глотком тебе становится все холоднее и холоднее...
Правая ладонь сжалась в кулак, а в следующий момент юноша подхватил Лионкура и обнимая его, сполз по стене вниз на белоснежный снег, забрызганный алыми капельками крови.
Подняв руку, трансген провел пальцами по горлу, кровь уже свернулась, но регенерацией он к сожалению не обладал. Легкое головокружение известило о том, что лейкоциты принялись за истребление инородных примесей в крови, попавших туда после укуса.
Кира прерывисто вздохнул и на несколько мгновений уперся лбом в плечо того, кто сейчас очень крепко и безобидно спал. Но следовало бы завершить начатое, раз уж он все это затеял. Из руки плавно выехало одно из лезвий, которым Фрай, почти скорчившись, провел по своему запястью и плотно прижал его к приоткрытым губам Лестата, а потом снова коснулся того ладонью, повторяя свои действия, но в точности до наоборот. Через некоторое время клыки вампира инстинктивно сомкнулись, ему была предоставлена возможность насытиться более основательно.
Наконец ликвидатор отдернул руки и поднялся на ноги, оставив  Драгена сидеть у стены, через пару минут тот  совсем придет в себя. Парень же снова поднял горло свитера, натянул его рукава почти до пальцев и застегнул куртку.
чертовски холодно... 
Присев на корточки, он подумал, что единственным его желанием, сейчас является перемещение в родную кровать с кем-то очень теплым и пара часов сна. Взгляд желтовато-красных глаз, который уже раз уперся в лиса, начинающего казаться каким-то ирреальным и юноша кажется уже второй раз протянул руку вперед.

11

Лис поднял правую лапу и несколько раз лизнул её - как раз там, куда давным-давно попала пуля, разорвав связки и мышцы, из-за чего Цумэ теперь был вынужден постоянно хромать. Он совершенно спокойно наблюдал за трансформациями того, в кожаном. Разумеется, так вести себя могли только вампиры. Так что от него лучше бы держаться подальше. Кровь животного, может, их и не прельщает, но менее злобными они от этого не становятся. Лис поводил носом по ветру - волны апатии и голода растекались от вампира, они казались почти осязаемыми. 
- Фрай... останови...
Плохо. - Лисица заметно напряглась, подрагивая ушами и принюхиваясь. - Плохо. Охота началась. Хищник рядом. - А примерно такого содержания мысли, обрывистые и резкие, еще наполовину "лисьи", посещали его.
Запах крови. Липкий и сладковатый. Точнее, предверие этого запаха. Вот вампир прижал парнишку к стене. Цумэ мгновенно подобрался как пружинка, готовясь защищать человека - когтями, зубами, неважно чем. Только распрямиться пружине так и не удалось. Этот Фрай справится и самостоятельно. Осталось только опять сдержанно присесть на задние лапы на наблюдать. А вот и кровь. Животное Я взвыло внутри, но сознание мгновенно погасило этот голодный вой. Признаться, лиса была бы не против ощутить теплую кровь на зубах... ну а человек не отказался бы и от кофе. С шоколадом, ммм.
Темноволосый парень оказался куда интереснее, чем показался на первый взгляд. Не человек. Человек не стал бы резать вены и почти насильно вливать в бесчувственного вампира кровь. Разумеется, если это не псих. А как справедливо решил лис - на психа Фрай не походил. Хотя странности у него обретались немаленькие - чего стоят только попытки попрыгать по балконам. К тому же, кажется, парнишка заподозрил что-то. Присев на корточки, он снова протянул руку. Вспомнив о том, как парень разрезал себе запястье, Цу нарочито неспешно потрусил к парню, помахивая хвостом. Остановившись как раз на расстоянии вытянутой руки, лис робко ткнулся влажным носом в место пореза, опасаясь, что этот новый знакомый вдруг кинется на него. Но почти тут же об этих мыслях пришлось забыть. Лис ожидал, что на носу останется кровавый след, а на языке - вкус крови, но не было ни того, ни другого. Ранка уже почти затянулась и не кровоточила.
И Цумэ осталось только наглядно продемонстрировать свою глупость - он поднял на лицо Фрая по меньшей мере удивленный взгляд, в котором сквозило столько не присущих животному эмоций, что приходилось уже всерьез убедиться в том, что лис перед парнем - не лис.
И, видимо, осознав свою ошибку, кицунэ отпрянул назад. К тому же, ребра стало ощутимо покалывать. А так бывало всегда, когда он только-только начинал оборачиваться. Цумэ заметался на месте, ища самый близкий и извилистый лаз, решив послать этих двух к черту и попытать счастья в другом месте.

12

Сначала вампир почувствовал слабую попытку толчка в грудь, но затем некоторые изменения в своем организме, пришедшие с симптомами сонливости. Кира обнажает свою шею, а челюсти охотника открываются ещё шире и животный рык вырывается с наполненных морозным воздухом, перед укусом, легких. Напарник подается вперед и слышится треск лопнувшей, под натиском клыков, кожи, а затем рецепторы вкуса на языке ощущают привкус металла и разум полностью закрывает кровавой пеленой.

Через некоторое время Лестат имеет возвожность открыть глаза и лицезреть перед собой рыжее существо, тыкающееся холодным носом в обратную сторону запястья трансгена. Взгляд фокусируется на затянувшейся ране, но беря в расклад амбициозность Киры, можно предположить, что повреждение нанесено на тело ещё ранее по той, или иной причине, но такой знакомый привкус плазмы и кровяных телец в сочетании, который разползается по всей полости рта, наталкивает на другую мысль. Левая ладонь перехватывает из-под носа зверя хрупкое запястье , а правая отодвигает горло свитера, так как последнее, что играет в памяти, так это оголенная шея Фрая. Ни логические разышления, ни инстинктивное чувство, ни отдельный фрагменты докозательств - ничто из этого не несло на себе бремя лжи и Дреган понимает то, что не смог с собой совладать, а жертва собственноручно посодействовала ему в этом. Пальцы не ощущают той привычной температуры тела, которая должна быть у Киры, а чрезмерная бледность паренька, как ни странно обеспокаивает Лионкура, в следствии чего вырывается лишь, полу-крик, полу-рык:
- Идиот!.. Я ж говорил.. - Лестат перебирается на корточки и с неким упреком во взгляде переводит его на напарника. - ..просто остановить меня, а для этого на мне есть ошейник..
Мужчина подносит раненное запястье к губам и уничтожает кровавые следы рядом с порезом, а после проделывает тоже самое и с шеей. Руки трансгена перекинуты через плечи, окутанные кожанным плащом, а затем  перекрещены на груди вампира. Руки кровопийцы подхватывают ноги Фрая, чтобы перемещение сего созданья было проще.
- Ну что.. Пойдем? - не дождавшись ответа, голубые глаза встретились с глазами лиса, и лишь короткий вздох, а затем.. нет.. не быстрое передвижение в силу своих возможностей, а довольно медленные шаги, практически не тревожившие напарника, который примкнув к спине не без помощи Дрегана, насильно был лишел возможности идти самостоятельно.
- Дурак.. - улыбнувшись краем губ, произнес ликвидатор, чуть отрицательно качнув головой и прикрыв на момент глаза.

------> Не подумал пока.

13

Кира убрал руку и удивленно уставился на лиса, все больше и больше убеждаясь, что зверек не так прост, как кажется. Если бы с собой был пистолет с ампулами, напичканными снотворным, можно было бы забрать встреченное создание с собой в Амбреллу, но их не было, а прибегать к пистолетам Лестата не хотелось. Глядя на мечущийся рыжий комок шерсти, Фрай с сомнением произнес:
- ты бы пошел со мной?..
Ликвидатор чуть покачнувшись, хотел уже было подняться, но чья-то рука перехватила его запястье и сдвинула горло свитера. Впрочем почему чья-то? Лионкура конечно же и который не замедлил на него разораться.
По губам юноши расползалась мягкая смешливая улыбка, но потом они дрогнули и он заявил:
- сегодня я не хотел делать тебе больно.. - брови чуть сдвинулись, взгляд метнулся к  красивому лицу собеседника, глаза чуть сощурились, фокусируя картинку.
да и сам вытащи пульт, когда на тебя так наваливаются...
На корню подавив попытку инстинктивно выдернуть руку после произошедшего, Кира наоборот улыбнулся и сделал шаг к вампиру, что поднес его запястье к губам, избавляя от крови рядом с ранкой. А затем тот склонился и к шее трансгена, проделывая тоже самое. И снова пришлось радикально задавить новое желание, в котором хотелось притянуть этого всегда холодного и самоуверенного ублюдка к себе, увидеть еще больше смятения в этих голубых глазах. Но фарфоровая куколка в лице Фрая вероятно решила играть роль стойко. А может и нет.
- хм... это чтобы ничего не пропало, мой дорогой друг? - ну как же не подколоть товарища, святое дело.
На этом месте ликвидатора начала бить мелкая дрожь, желание оказаться в теплом месте с чашкой кофе и шоколадкой в руке еще больше увеличилось. В следствие последующих действий напарника, трансген к своему удивлению, оказался у него на спине и даже на некоторое время заткнулся. От того же удивления. Просто раньше никто так не делал.
Прерывисто вздохнув и на краткие мгновения слабости уткнувшись лицом в шею и волосы Лестата, Кира затем склонился к его уху и вредным голосом произнес:
- поставь меня на ноги, я могу идти сам и это будет гораздо быстрее.

----> куда-то

14

- Ты бы пошел со мной?
Ни вопрос, ни собственный ответ Цумэ не заинтересовали: кожаный успел очнуться, и к собственному раздражению лис это заметил лишь тогда, когда тот встал. Его действия были непонятны рыжему, да и Фрай, видимо, мало возражал, так что Цумэ решительно дал задний ход, разрывая возможное для собственного броска расстояние. Впрочем, вампиры тоже бывают не промах, прыгают не хуже зайцев. Лис, фактически, ставил себя в опасное положение, когда не мог дотянуться до чужого горла, а вместо этого тянулись к нему, чтобы разорвать на кусочки. Но несмотря ни на что Цу пока мало хотел дружить с этим вампиром - точнее, не хотел вовсе. Ярко-зеленые глаза с узкими щелками зрачков на мгновение встретились с льдисто-голубыми, от которых даже веяло холодом. Это стало чем-то вроде последней капли, и лисица, обрывисто и коротко тявкнув, сиганула к дому, свернулась клубком в тени, сверкая оттуда глазами и скаля зубы.
Фрай. Запомнить надо. - Два зеленых светящихся глаза внимательно наблюдали за ликвидаторами. - Да. Уходите. Я один буду. Я один - и вы одни. - В животе снова красноречиво заурчало. Лис прилег на снег, подвернув под себя лапы. - Есть хочу. Пошел бы? - Судя по тому, как два зеленых огонька в тени скакнули вверх-вниз - лис натурально кивнул. Совершенно по-человечески, сознательно, адекватно кивнул.
Вскоре они ушли. За это время лис едва ли сдерживался, чтобы не сорваться и не рвануть прочь из подворотни. Он уже ощущал, как в кожу постепенно врастает шерсть - тому свидетельствовало легкое жжение по всему телу. Следовало бы как можно скорее найти темный уголок и мысленно ускорить процесс, так как он мог растягиваться от пары секунд до десяти-пятнадцати минут. Чем скорее - тем меньше боли это доставляло. К тому же, Цумэ предполагал, что он останется без одежды с одной лишь повязкой на глазу. А люди имеют такую замечательную особенность - мерзнуть. Замерзать он очень-очень не хотел, а потому было бы логично переждать это время в подвале какого-нибудь кафе. Там тепло и там еда. Хотя с другой стороны его могут "запалить". Оставалось только продолжить искать людей - или даже кицунэ. Находка последних была бы просто даром небесным.
Амбрелла! - вспомнил Цу.
Конечно. Конечно, Амбрелла. Он уже слышал об этой лаборатории - там собирали представителей всех побочных рас. Может быть, там будут и оборотни-лисицы. Хотя кто знает, кто знает, может, там будут ставить эксперементы, опыты, чтобы искоренить "других". А может, там даже еды дадут. Лис правда не знал точно об этой лаборатории ровным счетом ничего. Дороги он не знал - в основном ошивался рядом со знакомыми улочками в знакомом квартале, не более того. Вот как найти Амбреллу? По запаху старости и смерти, какой всегда бывает в больницах? По запаху темноты и удушья, как в подземельях, или по запаху персонала?
Фрай из Амбреллы. И второй.
Значит, нужно было уловить нечто общее в их запахах. Но не живые запахи, а мертвые. Запахи предметов, окружения, запах воздуха в лаборатории. Хоть какую-то зацепку, по которой можно было найти этот центр.
Позвоночник хрустел, как при радикулите у старых людей. Но боли Цумэ не чувствовал, только дискомфорт. Он знал, что кости начинают менять строение и расположение. Так спина скоро начнет выгибаться против воли её же хозяина, ходить на четырех лапах будет по меньшей мере неудобно, голод взвоет с новой силой - оборот из лисы в человека и обратно занимал много сил.
Лисица, мягко ступая по снегу, подошла к тому месту, где недавно стояли ликвидаторы. Принюхалась. Еще смутно ощущался запах сигаретного дыма, почти заглушенный кровью. Холодное предчувствие опасности, оставленное вампиром. И что-то такое. Такое... смешанное и тонкое. Как будто запах вещества или медикамента. А может - древесины, камня, затхлости. И этого было достаточно, наверное.
Цумэ еще секунд десять стоял на месте, запоминая этот запах. И рванул из подворотни прочь. С каждым ударом лап по снегу боль в спине возрастала, но он умел терпеть.
Тем более, что-то его там ждало.

=> Амбрелла, коридоры

Отредактировано Tsume (2009-02-26 12:17:27)


Вы здесь » [Эйпл-Сити: NC-18] » [окраины города] » [Подворотня]